Схема для вышивки веселый повар самогонщики

схема для вышивки веселый повар самогонщики
Яков вернулся тихенький и робкий… Наутро приехали начальник ОГПУ и первый секретарь горкома, а также городской врач. Бригадир имел авторитет в деревне — но оба получили срок и пропали. Отдал мне рапорт и тут же схватил в объятия Искажаева: — Я ему жизнью обязан, прошу отдать в мою роту! А я спросил милиционера: — Как вы не заметили, что у этого “непонимающего” на груди две медали и орден? Ждем на дистанции сохранения собственных ушей. И вот выезжают две упряжки — в середине женщины, а мужчины стоят спина к спине по бокам саней.


Обиженные парни платили как могли: навалить кучу на крыльце, опрудить двери и углы дома, сани спрятать… Ходили ряжеными компаниями с гармошкой, ввалятся в дом, пошутят, посмеются — идут дальше. После такого зрелища желающих учиться на механизатора нашлось почему-то немного… Впрочем, к 32 году все трактористы и комбайнеры были уже местные. Бедноте обидно, и они добились объединения обоих колхозов, причем под своим названием “Авангард”. Но работящие все равно могли получить за день два-три трудодня, а ленивые наскребали половину и едва сводили концы с концами. Пришли мы на этот рубеж с неполной материальной частью, личный состав тоже выбит наполовину. Генерал встал и говорит строго: — Пушкаров, тебя не узнаю.

Шушпанников ненавидел меня до конца жизни. РККА Проработал я всего два месяца — и меня забрали в армию[27]. Там я снова стал врагом народа. Со средним техническим образованием в полку служило пятеро, но трое из нас — разработчики, механику и сопромат знавшие хуже. Потом говорит с акцентом: — Противник к е… матери! Дело было на втором этаже, окно открыто, погода хорошая… Я выбил пистолет, а Куликов схватил героя в охапку и уронил в окно. Больше суток шли, задыхаясь от вони… Попали в партизанский край. Обвинение снялось автоматически[29]. Я служил с 38-го по 40 год.

Похожие записи: